Всеобщая кодификация уголовного права: к вопросу о теории и практики

Автор: Чистов А.П.

Кодификация источников права — важный и исторически сложившийся этап «генезиса» или перерождения источников права на определенном историческом этапе развития. Основное понятие «кодификация» включает в себя объединение, переработку всех источников конкретной отрасли права в новый, единый источник права. Необходимость в таком действии возникает, когда ввиду особенностей государства или правовой системы государства, возникает определенная путаница, связанная с выбором действующих и «реальных» норм права.

Исследователями права замечено, что вопрос кодификации рано или поздно встает перед системой права отдельно взятого региона, и тогда приходится находить выход из сложившейся ситуации.

Типы кодификации права

Необходимость кодификации уголовного права в любой правовой системе возникает в момент наивысшего развития уголовного права. Именно развитие судебной системы, а так же смежных и близких отраслей права предполагает четкое выделение и структурирование отдельных норм права для упрощения и систематизации работы судейского сообщества, а так же иных управляющих и регулирующих органов.

Не стоит забывать, однако, что кодификация является так же сложной и дорогостоящей операцией. Проблемы возникают на ранней стадии проведения данного действия: это выбор метода кодификации (сбор норм права в единый комплекс без изменения, создание «сборника»; создание на основе всех норм права, путем изменения и выражения в единой системе; смешанный тип операции), а так же позиция государства по отношению к предыдущим источникам права (отмена, указание на недействительность, превалирующее положение нового источника права над старым, иные позиции).

В России, на протяжении развития правовой системы происходили, подчас, не мысленные изменения права, заимствования, полная отмена или введение одновременно единых по смыслу, но отличающихся источников права. Необходимо так же отметить, что в уголовном праве, как одной из самых социально значимых отраслей права, очень часто использовался опыт западных систем права. Считаю необходимым показать, что кроме западно-германской школы права, законодатель редко обращал внимание на другие школы права.

Связь кодификации уголовного права России и полной кодификацией в международно-уголовном формате вполне очевидна; только развитые системы права с четко структурированным источниками права смогут являться полноценными членами «сообщества» разработчиков и участником единой правовой системы.

Особенность данной работы заключается в решении целого комплекса задач, поиск необходимых ответов на вопросы. Цель работы – выявление позиции исследователей права о возможности полной кодификации уголовного права в формате международно-уголовного права; выделение основополагающих проблем полной кодификации уголовного права. Основные методы, используемые в работе – анализ, индукция, систематизация.

Особенное внимание в работе будет уделено российским исследователям права, однако не будут оставлены без внимания и представители западных государств. При исследовании международно-уголовного права важно понимать о неоднозначности позиций юристов в отношении кодификации уголовного права. Таким образом, будет предпринята попытка изучения самых распространенных позиций по данному вопросу.

 

 

Кодификация, как инструмент прогресса права

Вопрос кодификации уголовного права являлся, на протяжении истории всего развития правовой системы одним из наиболее болезненных и сложно решаемых.

Исследователи права указывают на ряд причин, которые не позволяли своевременно контролировать порядок издания источников права, сферу их действия, а так же правильное использование норм права в судебном порядке: обширность территорий России, различность социальных позиций разных регионов, проблематика подготовленности судебного состава, сложность нормотворческой инициативы[1].

Под кодификацией права (от лат. codex и facio – создание сводного акта) чаще всего понимается в сведении к единству соответствующего нормативно-правового материала, путем качественной переработки его внутреннего содержания, восполнением пробелов в праве, устранением противоречий, а также устаревших правовых норм[2]. М.Н. Марченко, один из сильнейших теоретиков права современности выводит в своих работах именно такое определение действия под названием «кодификация».

При изучении кодификации в целом, по мнению автора, необходимо изучить позицию исследователей права в целом, как и в сфере гражданского права, так и в сфере уголовного. По своей сути, кодификация является универсальным инструментом, не имеющем по своей природе качественных отличий как в одной, так и в другой отрасли права.

Ю.С. Гамбаров указывает на кодификацию как на необходимый инструмент прогресса «…кодификация, фиксируя в ясном, простом и сжатом языке те идеи права, справедливость и полезность которых уже признана, и предоставляя свободному обсуждению те идеи, справедливость и полезность которых еще оспаривается», обеспечивает «одновременно и в правильной мере как устойчивость, так и прогресс права»[3]. Автор данных слов, однако имел ввиду кодификацию частного права.

Правовая позиция современных правоведов достаточно различается по данной актуальной теме. Однако, автор данной работы, в основном, отталкивался от позиции Л.К. Савюка, который является автором ряда работ по данной тематике, а так же профессором родного института. В основном, Л.К. Савюк указывает на остроты данной проблемы, ее социальную значимость и необходимость. «…Несмотря на то что всё нижеизложенное основательно продискутировано с позиции за и против (pro et contra), свежий взгляд на обозначенную проблему лишним не будет. Тезис «всякое новое есть забытое старое» не должен означать прекращение познания объективной действительности, поскольку задача кодификации уголовного законодательства России изначально и сегодня приобретает особую актуальность. И не только потому, что данная отрасль — самая острая сфера государственного принуждения, и поэтому должна быть взвешенной, очень точной, до самых мелочей продуманной, старательно и тонко исполненной с тем, чтобы супротивничать любым избыточным результатам регулирования, так же как и недостаточным. Она должна быть оптимально пригодной в целях уравновешивания потребности общества и государства в сфере охраны социально значимых ценностей…»[4].

Кодификация в работах профессора Л.К. Савюка — уточнение неточностей, уход от слабости современного уголовного права в целом, вытеснение правовых ошибок, поиск и устранение возможности появления коллизий. Однако, он так же указывает на такие проблемы как: отсутствие правовой доктрины уголовного права, неподготовленность судебного состава, нежелание и невозможность законодателя провести комплексную кодификацию, ввиду сложности данной операции.

А.М. Медушевский рассматривал, в основном, кодификацию как некий этап развития права. По его мнению, социум являлся первоисточником кодификационных процессов. В своей статье, рассматривающей кодификацию права в период просвещенного абсолютизма, он приводит такие слова: «…во-первых, основные этапы кодификации права в странах Восточной Европы с целью выяснения общих тенденций социальной политики; во-вторых, та область правого регулирования, в которой оно оказалось наиболее эффективным — отношения правящего класса и бюрократии; в-третьих, соотношение нормы и действительности при проведении законодательства в жизнь…по существу, крупные кодификационные инициативы — это основные вехи социальной эволюции, а деятельность кодификационных комиссий разных стран — средоточие политики права господствующих режимов…». С его позиции, вторая половина 18 века, так называемая эпоха «просвещенного абсолютизма», являлась именно временем, когда право европейских стран шагнуло дальше, на ступень выше, в своем развитии. Прямая социальная зависимость, давление правящей массы, а так же политические предпосылки являются основополагающими причинами для проведения кодификации, по мнению данного исследователя права[5].

А.В. Наумов, в своей статье «О «дорожной карте» реформирования уголовного кодекса Российской Федерации», критикуя Уголовный кодекс как источник права, ввиду его «неподготовленности» и «расплывчатости», говорит о социальной значимости и готовности социума Российской федерации к радикальному изменению источника уголовного права. По его мнению, неблагоприятная экономическая и политическая ситуация в России в связи с ситуацией на Украине, способствует поддержанию малого и среднего бизнеса: «…. Я с удовлетворением отмечаю, что верховная власть в условиях экономического кризиса и санкций Запада (как его реакции на позицию России в связи с событиями на Украине) отчетливо представляет себе значение либеральных основ экономики (разумеется, регулируемых государством), наконец-то по настоящему пытаясь поддержать малый и средний бизнес…». Таким образом, А.В. Наумов выступает за скорейшее и радикальное изменение Уголовного кодекса Российской Федерации, не меняя, впрочем, понятия кодификации и приводя те же доводы, что и другие исследователи права.

Таким образом, мы можем вывести определенные выводы из основных позиций, выраженных исследователями права этого вопроса.

В основном, ученые говорят о трех качествах кодификации как инструмента:

  • Готовность и желанность социума
  • Большое количество ресурсов для реализации
  • Техническая необходимость

Выведя три основных признака кодификации и инструмента в современном праве, мы можем обратиться к вопросу о необходимости и актуальности кодификации уголовного права в России, так и на международной арене.

 

 

Кодификация уголовного права на международной арене

Вопрос о кодификации уголовного права в современной России, а так же на международной арене (как единого источника права для решения уголовноно-правовых вопросов в сфере как международного права, так и в спорных процессах) является так же актуальной темой для исследований современных исследователей права. Однако, чаще всего данный вопрос рассматривается вскользь, в разрезе других тем.

Западные правоведы, а так же философы рассматривали данный вопрос наиболее часто, по этой причине мы можем, если не обязаны, в первую очередь, обратиться именно к ним.

Впервые мысль о всеобщей кодификации международного права (в том числе и уголовного) была предложена Иреиемием Бентамом (1748—1832), правовед, внесший ценнейший вклад в развитие права. Являясь ярчайшим сторонником кодификации как инструмента правотворчества, а так же активным исследователем права эпохи просвещения, он рассуждал о необходимости создания не единого источника права, не переиздания, а именно создания новой правовой системы, единой для всех стран мира. Цель создания данной правовой системы — создание мира во всем мире под влиянием права.

Утопичность данной теории видна на лицо, однако сама идея объединения правовых систем в единую стройную цепочку, а так же упорядочивания норм права принадлежала, в первую очередь именно ему[6]. В дальнейшем, его мнение о всеобщей кодификации права не была развита до нужного уровня именно в среде правоведов. Он был подвергнут критике о своих политических взглядах на средства достижения политически важных решений, был назван «утопистом»[7].

Современные сторонники глобализации права, а так же, как следствие, сторонники кодификации, однако, придерживаются тезисов и позиции И. Бентама.

Так, A. Alvarez считает кодификацию — фактором построения миропорядка на основе верховенства права, некой гарантией обеспечения безопасности человечества, а так же защитой от нарушителей международно-правовых норм, применения специальных санкций, одобренных всеми государствами[8].

Так же, сторонники международной кодификации, говорят о совершении первых шагов данного процесса. Международный уголовный суд, созданный в 1998 году, является ярчайшим примером началом эпохи глобализации международно-уголовного права. Не смотря на то, что Россия на данный момент является лишь наблюдателем в данном суде и не является полноценным участником «Римского статута», Россия оказывает помощь и поддержку данному международно-уголовному органу права.

Интересный взгляд на путь развития данного института международно-уголовного права высказывают многие ученые.

В Международном журнале красного креста была опубликована статья Л. Котэ, поднимавшая вопрос позиции Международного уголовного суда в мире, политике, о его влиянии на развитие права[9]. Основное внимание уделялось именно полномочиям обвинителя, а так же соотношения в нормах международно-уголовного права норм различных правовых систем. При внимательном рассмотрении видно сожаление автора статьи о перекосах в ту или иную сторону в процессе совершения правосудия, а так же излишнюю политизированность части процессов.

Так, мы можем прийти к выводу, что не смотря на наличие первых предпосылок к мировой кодификации международно-уголовного права, на данный момент даже западные исследователи права видят типичные «региональные» правовые проблемы в свежесозданных институтах права. Кто-то может заявлять, что неотвратимость международной кодификации права в целом, а так же международно-уголовного права в конкретике все равно неотвратимо. Иные утверждают, что национальные особенности правовых систем не позволят создать единый источник права, систематизировать разрозненные нормы права в единый, удобный для всех стран-участников документ.

Так или иначе, для получения единого ответа на данный вопрос мы обязаны обратиться к отечественным ученым, поднимавшим вопрос кодификации международно-уголовного права, а так же проводящих аналогию между правом России и других стран.

И.И. Карпец, рассматривая международные преступления в реалиях Советского союза, не могла не политизировать данную проблематику[10]. По ее мнению — деполитизация международных преступлений невозможна, поэтому — создание единых норм права между государствами социалистического блока и капиталистического блока невозможно. Однако, вопрос кодификации ею так же поднимается. Для нее это — создание единого деполитизированного блока норм права, не дающих возможности участникам процесса как-либо влиять на него под давлением вышестоящих органов или государств. К сожалению, в своей же работе она указывает на «не скорость» создания данного института права.

Ю.А. Решетов, представитель более поздней школы права, нежели Карпец И.И., так же не говорит о единой кодификации права как о возможном решении проблемы. По мнению исследователей права того времени — единое закрепление международных норм права о понятии преступления, его видах — вот будущее международно-уголовного права. «…в международно-правовой литературе с некоторого времени начали вызревать тенденции, свидетельствующие об изменении единого недифференцированного подхода к проблеме ответственности за различные правонарушения…»[11]

Современные Российские ученые, напротив, уже констатируют влияние норм международного права, а так же решений международно-уголовных органов на правовую систему Российской Федерации.

П.В. Волосюк, доцент кафедры уголовного права и процесса Юридического института Северо-кавказского федерального университета, и О.Н. Шибков, прокурор Промышленного района г. Ставрополя, в своей статье «Влияние решений международных судебных органов на национальные правовые системы государств» выражают мнение о готовности или «предготовности» международного сообщества к созданию единого уголовного источника права[12].

Проблемой, мешающей кодифицировать источники уголовного права на международной арене, является борьба сторонников двух научных теорий — сторонников глобализации права и сторонников регионализации права. Международный уголовный суд, образованный в 1993 году, является, по их мнению – предвестником проведения кодификации уголовного права международного уровня.

В завершении, можно вывести две противоположные позиции, касающиеся вопроса кодификации уголовного права в мире, или развитии международно-уголовного права как единого права для всех государств.

Западные исследователи права, как создатели теории глобализации, а так же самих идей международного права рассуждают достаточно идеализированно. Основой для кодификации послужит готовность большего числа стран к созданию и принятия нового источника уголовного права. Основная цель для разработки новой системы уголовного права, основанной на кодифицированных источниках права — всеобщая защита прав человека, сохранение мира, переход права на новый уровень развития.

Исследователи права из России, напротив, ввиду специфики развития нашего государства, отмечают некоторую осторожность к позициям зарубежных коллег. Вопрос о неотвратимости кодификации, однако, не поднимается. Все понимают, что развитие единой правовой системы не может не затронуть Российскую Федерацию. Более того — не участие в этом процессе может серьезно ослабить политическую позицию России на мировой арене. Но, тем не менее, исследователям права из России свойственно придерживаться консервативной политики «постдействий», а так же обращать внимание, преимущественно, на необходимость кодификации уголовного права России, как первую ступень для дальнейшего развития права

 

Тезисное заключение

Таким образом, можно утверждать о полном выполнении основной задачи данной исследовательской работы. Был проведен комплекс работ по анализу позиций исследователей права по отношению к процессу кодификации как инструмента в целом (применительно к России), так и к всеобщей кодификации права на международной арене. Были выявлены две кардинальные позиции дальнейшего развития международно-уголовного права: регионализация или глобализация; было выявлено влияние на систему права России со стороны международно-уголовного права.

В первой главе было изучено понятие «кодификация», указаны основные взгляды исследователей права на данный инструмент правотворчества, а так же выделены основные характеристики, выделяемые правоведами при описании данного инструмента: Готовность и желанность социума, большое количество ресурсов для реализации, техническая необходимость.

Во второй главе рассматривалась, в первую очередь, история возникновения мнения о необходимости кодификации права в единый комплекс, а так же взгляды западных исследователей права на международно-уголовное право, на наступающую глобализацию права и проблемы, которые возникают в процессе развития международно-уголовного права. В качестве контраргумента о необходимости скорейшего участия в глобализации и кодификации международно-уголовного права были представлены правовые позиции исследователей права Советского союза, а в дальнейшем — России.

Единое суждение автора данной работы раскрывается в процессе самой работы, а так же в заключении.

Так, после проведения исследовательской работы, мы можем укрепиться во мнении, выраженном в нескольких основополагающих тезисах: всеобщая кодификация как уголовного права, так и международного рано или поздно наступит; для проведения всеобщей кодификации уголовного права необходимо достаточное количество ресурсов, а так же готовность социума к изменениям; Россия, как субъект международного права обязана не отставать в развитии правовой системы как внутри себя, так и вне себя.

Так же от себя хочется добавить, что при неизбежности проведения комплекса мер по улучшению законодательства или проведении кодификации, законодатель обязан подготовить не только ресурсы, но и социум к изменениям. Кодификация – крайне сложный и трудоемкий процесс, который может быть проведен только при при наличии двух вышеуказанных условий.

 

 

Список литературы

Публикации в периодической литературе

  1. П.В. Волосюк, О.Н. Шибков «Влияние решений международных судебных органов на национальные правовые системы государств» // Актуальные проблемы современного уголовного права и криминологии. Материалы международной научно-практической конференции (6 февраля 2015 г.) Ставрополь, 2015 г. С. 17-23.
  2. Л. Котэ «Международная уголовная юстиция — правила игры становятся строже» // Международный журнал Красного креста. Т. 8, № 861, март 2006 г.
  3. А.М. Медушевский Кодификация права в странах Восточной Европы эпохи Просвещенного абсолютизма. Сравнительное историко-правовое исследование // Исследования по источниковедению истории России дооктябрьского периода: сборник статей. М., 1993.
  4. Л.К. Савюк «Кодификации российского уголовного законодательства: pro et contra» // Право. Журнал высшей школы экономики. 2013. № 2.
  5. Л.В. Головко Границы уголовного права: от формального к функциональному подходу // Библиотека криминалиста. Научный журнал. 2013. № 2 (7).
  6. М.Н. Марченко «Система» и системный характер права // Системность в уголовном праве: Материалы Российского конгресса по уголовному праву (МГУ им. М.В. Ломоносова, 31 мая-1 июня 2007 г.). М., 2007.

 

Научные издания

  1. Ю.А. Решетов «Борьба с международными преступлениями против мира и безопасности» М., 1993
  2. И.И. Карпец Преступления международного характера. М., 1979.
  3. R. Dinwiddy, ‘Bentham’s Transition to Political Radicalism, 1809–10’, in his Radicalism and Reform in Britain, 1750–1850, ed. H. T. Dickinson (London and Rio Grande, 1992)
  4. Alvarez La Codification du droit international. Rio de Janero, 1927.
  5. Bentham’s Works, ed.by Bowring, VIII.
  6. Ю.С Гамбаров Курс гражданского права. Т. I. Часть общая. СПб., 1911.

 

[1] Головко Л.В. Границы уголовного права: от формального к функциональному подходу //

Библиотека криминалиста. Научный журнал. 2013. № 2 (7). С. 77–90

[2] Марченко М.Н. «Система» и системный характер права // Системность в уголовном праве: Материалы Российского конгресса по уголовному праву (МГУ им. М.В. Ломоносова, 31 мая-1 июня 2007 г.). М., 2007. С. 18.

[3] Ю.С. Гамбаров Курс гражданского права. Т. I. Часть общая. СПб., 1911. С. 152.

[4] Л.К. Савюк «Кодификации российского уголовного законодательства: pro et contra» // Право. Журнал высшей школы экономики. 2013. № 2. С. 3 – 22

[5] А.М. Медушевский Кодификация права в странах Восточной Европы эпохи Просвещенного абсолютизма. Сравнительное историко-правовое исследование // Исследования по источниковедению истории России дооктябрьского периода: сборник статей. М., 1993. С. 71-104.

 

[6] Bentham’s Works, ed.by Bowring, VIII, pp. 226—231.

[7] J.R. Dinwiddy, ‘Bentham’s Transition to Political Radicalism, 1809–10’, in his Radicalism and Reform in Britain, 1750–1850, ed. H. T. Dickinson (London and Rio Grande, 1992), pp. 273–90.

[8] A. Alvarez La Codification du droit international. Rio de Janero, 1927. P. 29.

[9] Л. Котэ «Международная уголовная юстиция — правила игры становятся строже» // Международный журнал Красного креста. Т. 8, № 861, март 2006 г., С. 163—171.

[10] И.И. Карпец Преступления международного характера. М., 1979. С. 29-32.

[11] Ю.А. Решетов «Борьба с международными преступлениями против мира и безопасности» М., 1993 С. 17.

[12] П.В. Волосюк, О.Н. Шибков «Влияние решений международных судебных органов на национальные правовые системы государств» // Актуальные проблемы современного уголовного права и криминологии. Материалы международной научно-практической конференции (6 февраля 2015 г.) Ставрополь, 2015 г. С. 17-23.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *